Previous Entry Share Next Entry
Тысячелетнее царство и коммунизм. Часть 1.
pointofgame

518189623


Человечество никогда не подходило так близко, как сегодня, к тому, что, выражаясь языком светским, можно назвать концом истории, а церковным – концом света. Это определено исчерпанностью проекта модерн и переходом к постмодерну, к созданию глобального мироустройства с многоуровневым человечеством или глобального человейника (последний термин введен А.А. Зиновьевым), философским предшественником которого можно считать гностицизм[i].

Само же человечество, или точнее его большая часть, находится в предельно расслабленном состоянии и не способно в полной мере осознать происходящее. Неосознанность происходящего, вольно или невольно активно усиливаемая многочисленными СМИ, аналитиками и политическими деятелями, является основной проблемой на пути мобилизации людей в противостоянии проводимому мировыми элитами смертельному эксперименту. Между тем, опасность запредельно велика и необходимы самые решительные действия для ее устранения.

Прежде всего, следует определить духовную, философскую и идейно-политическую основу, на которой можно попытаться построить противодействие силам разрушения мира и человека. Такой основой, на наш взгляд, может стать сближение между религией с ее эгалитарными положениями, характерными как для раннего христианства, так и для раннего ислама, и коммунизмом, между верующими всех конфессий России и сторонниками лево-патриотических и коммунистических (но не лево-либеральных и коммуно-либеральных) идей и организаций.

Возможными точками соприкосновения религии и коммунизма могут стать мечта о построении праведного царства, представления о человеке, его творческом характере, нацеленность на восхождение человека и его духовное совершенствование. Важно также переосмыслить само понятие коммунизм и роль нематериального в его построении, понять, что является средством, а что – целью, какие уроки должны быть извлечены из прошлого.


Идея о царстве справедливости восходит еще к Ветхому Завету. Представления о нем и его элементы можно найти в т.ч. у пророков Исайи[ii], Михея[iii]. Однако мечта христианина о Тысячелетнем царстве или хилиазме (от греческого слова χῑλιάς – тысяча) основывается на пророчестве Иоанна Богослова, где предсказание выражено наиболее четко:

«И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время. И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет»[iv].

Из этих строк мы видим следующее. Ангел сошел с неба. Сойти с неба он мог только на землю. И, соответственно, на земле праведники царствовали со Христом тысячу лет.

Среди сторонников хилиазма было не только множество людей, причисленных к лику святых, но и апостол Варнава, не говоря уже о том, что само пророчество сделал евангелист Иоанн, любимый из учеников Спасителя.

Многими богословами эпохи раннего христианства хилиазм воспринимался как подготовительный к всеобщему воскресению период. Так Ириней Лионский считал, что в это время люди будут приучаться вмещать в себя Бога.

Разумеется, большое число служителей церкви были против идеи хилиазма и осуждали ее. Многие осуждают ее и сейчас. Существует широко распространенное мнение о том, что хилиазм был осужден на втором Вселенском Соборе (Цареградском) в 381 году. Но это не так. В те времена существовало ошибочное мнение Аполлинария Лаодикийского о том, что царство, идущее от Иисуса Христа, будет существовать только тысячу лет, а вечное царство идет от Отца. Именно это и было не принято на Соборе. Для устранения столь ложного толкования Откровения было принято следующее дополнение к Символу Веры: «царствию же Его не будет конца». Таким образом, хилиазм никогда не был осужден на Вселенских Соборах.

Определенным, хотя, разумеется, и спорным, свидетельством в пользу тысячелетнего царства могут служить и строки главной христианской молитвы Отче наш: «Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, …». Конечно, слово «приидет» может трактоваться как «наступит», но может и как «придет». Придти оно может на землю. В ином случае говорилось бы о нашем приходе в Его царство. Но даже если и как «наступит» не вполне ясно, где - на земле или на небесах. Да и на небесах оно уже есть.

Разумеется, нельзя придавать Тысячелетнему царству чрезмерно чувственную форму земного рая с плотскими удовольствиями. Скорее его следует понимать как торжество справедливости и правды Бога на земле.

Теперь рассмотрим, что такое коммунизм, как он понимался классиками марксизма-ленинизма, и как менялся смысл, вкладываемый в это понятие с течением времени.

К. Маркс в своей ранней работе «Экономическо-философские рукописи 1844 года» писал: «Коммунизм как положительное упразднение частной собственности — этого самоотчуждения человека — и в силу этого как подлинное присвоение человеческой сущности человеком и для человека; а потому как полное, происходящее сознательным образом и с сохранением всего богатства предшествующего развития, возвращение человека к самому себе как человеку общественному, т. е. человечному. Такой коммунизм, как завершенный натурализм, = гуманизму, а как завершенный гуманизм, = натурализму; он есть действительное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком, подлинное разрешение спора между существованием и сущностью, между опредмечиванием и самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидом и родом. Он — решение загадки истории, и он знает, что он есть это решение»[v].

Из приведенного отрывка видно, что главным для Маркса в коммунизме было не упразднение частной собственности, а возвращение человека к самому себе как созданию общественному и человечному. Ликвидация частной собственности была только средством, без которого достичь поставленной цели было невозможно.

Богатство воспринималось им как средство, которое убивает суть и высокое естество человека, которое подчиняет его себе и требует положить на алтарь своего самовозрастания в качестве жертвы все духовное и нравственное, что только есть у людей: «Чем меньше ты ешь, пьешь, чем меньше покупаешь книг, чем реже ходишь в театр, на балы, в кафе, чем меньше ты думаешь, любишь, теоретизируешь, поешь, рисуешь, фехтуешь и т. д., тем больше ты сберегаешь, тем больше становится твое сокровище, не подтачиваемое ни молью, ни червем – твой капитал. Чем ничтожнее твое бытие, чем меньше ты проявляешь свою жизнь, тем больше твое имущество, тем больше твоя отчужденная жизнь, тем больше ты накапливаешь своей отчужденной сущности»[vi].

Данные строки могут показаться крайним преувеличением, но Маркс, будучи выкрестом, (когда ему было около 4 лет, его отец Хайнрих Маркс и вся семья перешли из иудаизма в лютеранство) выросшим в протестантской среде, прекрасно понимал, о чем пишет. Ф.М. Достоевский называл это немецким способом накопления богатства.

Спустя шестьдесят лет после Маркса Макс Вебер блестяще описал данный процесс языком социологии в работе «Протестантская этика и дух капитализма». Только он как исправный протестант полагал, что процесс капиталистического производства являет собой благо. Вебер рассматривал религиозные установки по получению божественной благодати как пути к спасению души, характерные для крупных протестантских сект Голландии и Северной Америки 17 – 18 веков: баптистов, методистов, адвентистов, мормонов и др. Согласно их представлениям, для получения божественной благодати недостаточно ходить в церковь/молельный дом и соблюдать все церковные каноны. Эти условия обязательны, но недостаточны. Человек должен делать еще две вещи: категорически избегать роскоши и эффективно трудиться. Иначе говоря, он должен иметь хороший теплый дом, добротную удобную мебель и одежду, достойное питание и др. Все это необходимо ему для того, чтобы эффективно работать. Поскольку роскошь работе не помогает, следовательно, она недопустима.

Люди должны много и эффективно работать. Критерием эффективности является прибыль. Когда появляется прибыль, то при соблюдении воздержания, это можно считать получением божественной благодати и шансом на спасение после физической смерти (это принципиально отличается от соответствующих представлений православия, которые будут разобраны ниже). Поскольку потребление предметов роскоши запрещено, равно как и ростовщичество, то человеку для того, чтобы не утратить благодать, необходимо вкладывать получаемую прибыль в расширение производства. И так всю жизнь, пока есть физические силы.

Такое целеполагание во многом определяет то, что именно страны с преобладающим протестантским населением сумели стать наиболее развитыми в экономической системе эпохи модерн. Но если классический капитализм полагает такое мироустройство за благо, то Маркс, как было показано выше, считает его отчуждением сущности человека, проявлением ничтожности его бытия и снижением проявлений самой жизни человека, препятствующим его духовному, моральному и интеллектуальному развитию и совершенствованию.

В.И. Ленин в вопросах понимания коммунизма не имел принципиальных расхождений с Марксом, но столкнувшись с необходимостью руководить единственным в мире социалистическим государством и объяснять малограмотным массам, к какому обществу их ведут большевики, вынужденно несколько упрощал его дефиницию. В частности, в декабре 1919 года в речи на I съезде земледельческих коммун он определял коммунизм как высшую «ступень развития социализма, когда люди работают из сознания необходимости работать на общую пользу»[vii].

Между тем, со временем работа интеллектуальной мысли в Советском Союзе пошла на спад, и в программе КПСС семидесятых годов коммунизм определялся как "... бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производственные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип "от каждого — по способностям, каждому — по потребностям". Коммунизм — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа"[viii].

Таким образом, коммунизм превратился в капитализм, где у всех будет все, его смыслом стало не совершенствование человека и возвращение ему подлинно человеческой сущности, а достижение богатства каждым. Исчезло главное – мессианство и восхождение человека.

Между тем, все, что говорится у Маркса о развитии обобществленных производительных сил общества, гигантском росте производительности труда и изобилии при коммунизме служит совсем не приземленным материальным целям, не насыщению утробы каждым, а целям духовным. Оно служит возвышению человека, формированию человека-творца с помощью двух средств: через труд на благо общества, на благо всех и через появление у человека, благодаря невозможной при капитализме производительности труда, свободного времени.

Свободным временем К. Маркс считал время, которое не используется человеком для зарабатывания средств к существованию и которое необходимо человеку «...для образования, для интеллектуального развития, для выполнения социальных функций, для товарищеского общения, для свободной игры физических и интеллектуальных сил...»[ix]. При этом свободное время и его наличие он считал истинным богатством: «Но свободное время, время, которым можно располагать, есть само богатство: отчасти для потребления продуктов, отчасти для свободной деятельности, не определяемой, подобно труду, под давлением той внешней цели, которая должна быть осуществлена и осуществление которой является естественной необходимостью или социальной обязанностью …»[x].

То, сколько свободного времени имеет человек и как им распоряжается, является по К. Марксу критерием развития индивида. К. Маркс разделяет все свободное время на две части – на время для отдыха и досуга и время для интеллектуального совершенствования.

Свободное время, говорил Маркс, — время не только досуга, но и «более возвышенной деятельности», цель которой — производство не просто полезных вещей и даже идей, но самого человека как общественного существа, всей суммы его отношений с другими людьми.

Может показаться, что возвышение человека, его нравственный и интеллектуальный рост, внимание к его творческой функции, превращение в человека-творца, о которых говорит Маркс в своих представлениях о коммунизме, противоречат основным постулатам христианства. Однако это не так.


[i] Гностицизм провозглашает разделение людей на «пневматиков» (избранных, посвященных в тайное знание), «психиков» (вместо подлинного знания могут достичь только уровня слепой веры) и «соматиков» (живущие только плотскими радостями и не выходящих за пределы чувственного). Соответственно, изначально они не равны в правах и с неизбранными можно обращаться так, как нельзя с избранными.

[ii] Библия, Ветхий Завет, Книга Пророка Исаии, 2:2-4, 11:6-9, 16:4.

[iii] Библия, Ветхий Завет, Книга Пророка Михея, 4.

[iv] Библия, Новый Завет, Откровения Иоанна Богослова, 20: 1-5.

[v] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 116.

[vi] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. с. 131.

[vii] ПСС, т. 39, стр. 380.

[viii] Программа КПСС, 1972, с. 62.

[ix] Капитал, т.1, Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 274.

[x] Капитал, т.3, ч.3, Там же, т. 26, ч. 3, с. 265, 266.



  • 1
Кстати!
Рекомендую по теме хилиазма материалы нашего учёного Ильи Роготнева.
http://ilya-yu.livejournal.com/tag/христианство

Особенно, наверное, его лекцию http://youtu.be/qaF-777BHd0
и статью про информационную войну против хилиазма: http://eotperm.ru/?p=1163#more-1163

Спасибо! Обязательно посмотрю. Тема очень важная и интересная.

А тем временем народ оскотинился окончательно. Вот у нас в городе сегодня местное (провластное, конечно) телевидение показало интервью с каким-то там победителем конкурса "самый грамотный избиратель". Так победителем оказался 18-летний студент, который сам признался, что на выборы шёл, не обдумав, за кого голосовать. Ему мама посоветовала голосовать за Воробьёва, потому что он "самый молодой". Вот как с этим контингентом работать? Это же инертная, мёртвая материя.

Очень толково.
К сожалению, наш (особенно позднесоветский)опыт показал, что человек, далеко не всегда, готов тратить высвободившееся время на развитие своих творческих способностей. С другой стороны этот опыт не совсем корректен, так как начиная с Хрущева и до наших дней, все высокое в советском человеке душили, подспудно выкармливаю в нем буржуазную свинью, которая сейчас, собственно на наших глазах и хрюкает. Надеюсь вы осветите этот момент в следующих частях.

Харатерная для брощюр секты "Свидетелей Иеговы" картинка приведена. Показательно.

Не знаю. Не читал. Вам, видимо, виднее.

Во времена конца существования СССР к нам часто захаживали оные сектанты в попытке заманить в секту. Вся их печатная продукция была испещрена умилительными картинками, когда ягнятки мирно существуют со львами. И я вовсе не удивлюсь, если данная конкретная картинка является их "креативом".

Вполне возможно. Я нашёл эту картинку в яндекс-картинках по слову хилиазм. Про секты там ничего не было написано.
По содержанию самой статьи, как я понял, ничего сказать не имеете?

По содержанию? А картинка - это не часть содержания?

Если всё содержание статьи у Вас сводится к обсуждению вставленной мной картинки к статье другого автора, то очевидным образом получается, что разговор на эту тему исчерпан. Ваша позиция по картинке услышана. С моей стороны дан исчерпывающий ответ. Обсуждать Ваши личные глюки по поводу картинок я более не намерен.
Теперь у Вас вторая попытка сказать "умное слово" по содержанию статьи.
Если больше по существу написанного в статье сказать нечего, то до свидания. До следующей картинки. )
Если продолжите тему "картинок", то буду вынужден в моём блоге сказать Вам: "Прощайте!". Неумно троллить я здесь не позволю.

(Deleted comment)

Re: Коммунизм и христианство противоположны

1. Ну да, ну да, попробовали бы Вы во времена СССР-1 подвергнуть сомнению сам марксизм-ленинизм, аккурат на уроке по СЭД (социально-экономические дисциплины), и что бы с Вами было… в антисоветчики вполне могли бы записать, еретики, то есть. Доносы Павла Гусева на Сергея Кургиняна также можно вспомнить.

2. Ну да, ну да, вот ныне сняли все запреты, и на какой уровень подняли? Гей-парадов и прочего такого, что Содом и Гоморра отдыхают. А про телегонию слышали?

3. Ну да, ну да, попробовали бы Вы во времена СССР-1 перед образами классиков марксизма-ленинизма благоговейно не преклониться с соответствующими мантрами… (и далее по п.1.)

4. Вы, видимо, не жили в СССР-1.0, информирую Вас, там была т.н. "номенклатура".

5. Информирую Вас, эта самая номенклатура стала новым эксплуататорским классом, чему нас учит С.Е.Кургинян. «Старый дракон пал, слава новому дракону!» — как в одной вьетнамской сказке. А преподаватели марксизма-ленинизма и были самыми настоящими попами.

Идеального коммунизма пока никто не построил. Идеальная христианская община упоминается (но не описывается, к сожалению) в Деяниях Апостолов. Но нигде позже.

Между тем, во что превратилось православие ныне (про западные конфессии лучше не говорить) и тем, что представляет собой КПРФ, очень и очень много общих черт. Черт разложения. Гетто КПРФ vs РПЦ — одна из них, как подметил С.Е.Кургинян. Для рассмотрения всех этих вопросов здесь не хватит места.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account